Размер шрифта: A A A
Изображения Выкл Вкл
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия сайта
Виктор Гупалов: «В спорте я – человек не посторонний»
29 мая 2014 года Александр Николаев Газета "Городские новости"

Интервью одного из отцов побед ХК «Енисей» в 1980-е годы. Публикуется с некоторыми сокращениями

Сегодняшний собеседник “СТАДИОНА”, уверены, давно и хорошо знаком многим красноярцам и особо представлять его землякам, вероятно, вовсе не нужно. Разве что тем, кто помоложе. Виктор Кириллович Гупалов Герой Социалистического Труда, три десятилетия возглавлявший одно из крупнейший предприятий нашего города — “Красмаш”. Это завод, всемирно известный не только своей продукцией, но и исключительными спортивными достижениями своих работников. Столь же спортивным был и по-прежнему остаётся и его бывший директор, встреча с ним у нас состоялась на Столбах, которые Виктор Кириллович продолжает посещать регулярно.

— Чтобы работать на такой должности, которую занимал я, нужно иметь очень хорошее здоровье. Просто отличное или, как в народе говорят, лошадиная сила нужна. Важно не только обладать таким здоровьем, его необходимо постоянно поддерживать, уметь восстанавливать, а для этого активно заниматься. Активный образ жизни — самое главное. Мне кажется, здесь я преуспел. У меня за плечами более сорока лет сплавов: четверть века мы сплавлялись по северным рекам, вначале вместе с другом, потом к этому экстремальному отдыху-испытанию я приобщил сына, зятя, и мы, уже вчетвером, отправлялись в такие походы. Абсолютно все реки водораздела Подкаменной Тунгуски — район Бахты, Лебедя — поразительно красивы, порожисты. Это настоящая мечта для активного отдыха.

КОМАНДА-ЦЕХ

На “Красмаше” мы культивировали около пятнадцатии видов спорта. Подчеркну, что началось всё это на заводе отнюдь не при Гупалове, поддержка развитию спорта оказывалась и при моём предшественнике, директоре Владилене Петровиче Котельникове. Каждый мой заместитель отвечал за тот или иной вид спорта. Лично я взял на себя ответственность за три: альпинизм, хоккей с мячом и вольную борьбу. Не без гордости скажу, что по всем этим трём видам спорта мы добились очень значительных успехов — не только в республиканском, союзном, но и мировом масштабе.
Не секрет, что практикой в те годы была эта: зарекомендовавшие себя, подающие надежды спортсмены закреплялись за предприятиями, и тот или иной завод становился их официальным местом работы.
Убеждён, что самое главное в коллективных, командных видах спорта то, что это должна быть СВОЯ команда. Хоккейный “Енисей” у нас был командой заводской. Я придал ей статус цеха, разработал оценочные показатели их “производственной” работы — всего подразделения в целом и каждого игрока в отдельности. Оценочная шкала была составлена и по тренерам — а как же иначе!
Наш завод в ежегодных и пятилетних соцсоревнованиях постоянно был на первом месте, естественно, получая награды, премии, заслуженный почёт. Значит, и в спорте предприятие, само собой разумеется, должно было стать первым. Но когда начал оценивать результативность того же “Енисея”, получилось, что из коллектива в двадцать с лишним человек эффективно работают всего четыре-пять. Какой руководитель смирится с таким раскладом?! Не скрою, пришлось в совершенстве овладеть методологией игры в хоккей, а иначе какой ты куратор для игроков, тренеров. Кстати, вполне бы мог, наверное, и сам стать тренером. (Улыбается.)

ЛЕДОВАЯ ПРАКТИКА

Грустно было смотреть на матчи, в которых наши хоккеисты пробивали до одиннадцати угловых за игру и не добивались ни одной реализации. Подошёл к решению этой проблемы технически. За воротами натянули большую сеть, а по краям поля установили две мортиры — заводское изобретение. В них загружались мячи и с совершенно разной периодичностью, скоростью, каждый раз меняя место приземления, они вылетали перед выстроившимися в ряд хоккеистами. Так вот они по очереди и лупили по мячам, доводя свои удары, прицельность до автоматизма.
Не получалась и игра в пас — передать мяч как следует могли немногие. Помните Артёмова — Румбу? Он ведь зачастую вынужден был принимать пас, выгребая, выколупывая посланный ему мяч откуда-то из-за спины. Многое ли можно было изобразить хоккеисту после таких ухищрений? И я, как охотник, чертил им на доске траектории, поясняя, что необходимо включать голову. Как при утиной охоте учитывать упреждение в зависимости от того, в какой скоростной фазе полёта находится цель — на утку, полторы, две.
Я общался с хоккеистами, как и с заводскимим конструкторами, технологами, мастерами, начальниками участков или цехов, на равных. Никогда не было желания унизить игрока: ты промахнулся с такого расстояния, с которого в ворота влепил бы и мальчишка, или что-то в этом роде. Ни в коем случае так поступать нельзя. Но откровенно заслуженный упрёк мог высказать прямо в глаза. И воспринималось это как должное. Помню, Гурин, 14-й номер: стиль игры какой-то отвлечённый, катается себе и катается. Стоп, машина, говорю: “Гурин, если ты и дальше будешь просто выписывать круги на льду, лучше тебе отправиться в фигурное катание”. Поверьте, упрёк пошёл только на пользу.
И ещё один урок. Все виды командной игры в первую очередь — это зрелище для болельщиков. Именно они сделали вывод о том, что “Енисей” — команда второго тайма. А я начал навязывать, и в общем-то во многом успешно, свою методологию. Вначале нужно застолбить результат, и сделать это необходимо уже в первом отрезке игры. А второй этап можно сделать и показным — для публики, чтобы игра стала для них захватывающим шоу мастеров. Но такую классику игроки способны продемонстрировать, когда их нервная система уже более-менее спокойна за конечный результат: всё уже сделано в первом отрезке.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ШАГ

Останавливаться на достигнутых успехах недопустимо. И, я уверен, мы поступили очень дальновидно, организовав спортивную юношескую школу, детскую хоккейную школу. Всё это позволило формировать исключительно красноярскую команду, пополнявшуюся воспитанниками ДЮСШ — только своими игроками. Это, как показало время, был шаг сродни стратегическому. Что мы, к примеру, ждём сегодня от баскетбольной команды “Енисей”, когда в ней нет ни одного красноярца. Для чего всё это? Не проще ли в таком случае взять настольную баскетбольную игру и поиграть в неё. Воспитание патриотизма, дух патриотизма в спорте — это одно из главнейших условий. Готов привести пример по этому поводу. Я в Москве, в служебной командировке: в субботу вечером вылетаю в Красноярск, а в воскресенье наш “Енисей” должен прибыть в столицу, чтобы сыграть с “Динамо”. В отношении этого именитого клуба у наших ребят, не скрою, всегда был определённый мандраж. Помню, я брился перед отлётом, слушая радио. И испытал буквально шок: ведущий игрок “Динамо”, нападающий Лобачёв в радиоэфире заявляет, что завтра игра с “Енисеем”, и динамовцы решили, что пора, мол, остановить этих зарвавшихся красноярцев. В общем, прилетел я ночью домой, а с самого утра, перед отлётом хоккеистов в столицу, встретился с командой. “Как настроение, — спрашиваю. — Слышали заявление Лобачёва?”. Ребята мнутся, молчат, понимая, что игра предстоит крайне принципиальная. Сейчас уже, конечно, не смогу дословно повторить, что именно я им говорил перед отлётом. Главное — упирал на то, что они сибиряки, и что именно такие же сибиряки в своё время грудью встали против немца у стен той же Москвы. Неужели эту сибирскую стойкость вы, хоккеисты, не способны продемонстрировать и на этот раз? А закончил я свои речи, помню, фразой о том, что верю в них, намерен после командировки принять душ, провести воскресенье на даче, ожидая известий из Москвы. И что вы думаете — 8:2!
Признаюсь, что каких-либо официальных исследований по поводу того, как отражались результаты выступления “Енисея” на производственном коллективе “Красмаша”, никогда не проводилось. Но могу сказать, что, по моим выводам, в тот период, когда “Енисей” показывал уверенные результаты в хоккее, производительность труда на завод ежегодно вырастала на шесть — восемь процентов. Гордость за победы своих хоккеистов побуждала красмашевцев к победам производственным. Иначе и быть не могло.
А вот сегодня, если честно, меня, как и многих россиян, конечно, заботят проблемы нашего российского спорта — футбола, хоккея с шайбой. Обидно было видеть, какой бледный вид недавно имел наставник сборной по хоккею Биллялетдинов, отчитываясь за провалы на чемпионате мира, Олимпиаде. В спорте я человек не посторонний. Добившийся реальных результатов, имеющий собственное мнение и, убеждён, знающий рецепт избавления от подобных провалов. Уверяю, что готов к развёрнутому разговору на эту тему с самыми серьёзными людьми — к обсуждению проблем с Виталием Мутко, к дискуссиям в центральной прессе.