Размер шрифта: A A A
Изображения Выкл Вкл
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия сайта
Пер Фоссхауг: Хотелось, чтобы бенди вошел в олимпийскую программу
12 февраля 2016 года Василий Королев АСН "Р-Спорт"

Интервью тренера сборной Сомали

Пер Фоссхауг неоднократно становился чемпионом Швеции по хоккею с мячом и победителем Кубка мира в составе "Вестероса", а с национальной сборной пять раз побеждал на чемпионатах мира. Несколько лет назад он вернулся в родной городок Борленге и стал тренером сборной Сомали, которая уже в третий раз стала участником мирового первенства, а также представляет город в чемпионате Швеции. В интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Василию Королеву Фоссхауг рассказал, зачем это нужно ему и самой команде, а также о том, когда сомалийцы смогут на равных соперничать со сборными России и Швеции.


- Все это началось как проект по интеграции сомалийцев в моем родном городе. Я покинул его около 25 лет назад, здесь мой первый клуб, в котором я начинал заниматься хоккеем с мячом. Когда этот проект стартовал, меня спросили, не хочу ли я стать капитаном и главным тренером этой команды. Мне хотелось вернуть долг моему родному клубу, который научил меня всему, что я умею в бенди. Я играл в больших клубах, становился победителем всех больших турниров. Это же был действительно новый опыт, и я понял, что в спорте есть другие ценности, кроме побед.

- Сколько сейчас человек тренируется в вашей команде?

- Сейчас с нами занимается примерно 25-30 игроков, из них 15-16 человек ходят на все тренировки.

- Что оказалось для вас самым трудным в работе с сомалийцами?

- Когда они начинали заниматься, им было по 16-17 лет, и никто из них раньше не стоял на коньках. Дети в возрасте 3-7 лет гораздо лучше усваивают новый опыт, им проще учиться. У них же не было такой возможности, поэтому им действительно было сложно этому учиться, да и сейчас им все еще непросто. Но гораздо сложнее было все организовать. Эти люди приехали из страны, где есть трудности с законами, школами, социальным обеспечением, множество других бытовых проблем. Например, в Сомали автобус не тронется, пока не заполнится до конца, в Швеции же они ходят по расписанию. Вся система устроена совершенно по-другому, и это было главной сложностью для них.

- Вчера я посмотрел в интернете сюжет о вашей команде и заметил, что на матчах чемпионата Швеции ее поддерживает большое количество соотечественников. А как к ней относятся местные жители?

- Вопрос беженцев является очень важным для Швеции. Войны идут по всему миру, и множество людей приезжает в Швецию. Все это политика. Кто-то считает, что мы не можем помочь всем, а кто-то - что мы должны постараться помочь всем. Если говорить о шведском спортивном сообществе, то все любят этот проект. Но он, в первую очередь, не о спорте. Это проект создавался для заботы о беженцах, для того, чтобы помочь им интегрироваться в шведское общество.

- То есть во внутреннем чемпионате у вас нет турнирных задач?

- Нет, почему же? У нас есть цель получить удовольствие, научиться хорошо относиться друг к другу, поддерживать, помогать друг другу. Иногда у нас происходят конфликты внутри команды, но мы стараемся сдружить людей между собой. В этом наша главная цель - относиться хорошо друг к другу, поддерживать, дать людям уверенность в себе, помочь им вырасти и как спортсменам, и как личностям.

Если же говорить о целях сборной на турнире, то на прошлом чемпионате мира мы забили три гола и теперь хотели бы превзойти этот результат, хотя сделать это, наверное будет трудно (в двух из пяти матчей группового этапа сборная Сомали не забила ни одного гола, пропустив при этом 25 мячей). Еще нам хотелось бы попытаться набрать хотя бы одно очко, и мы надеемся, что, возможно, нам удастся сделать это в матче со сборной Китая. Правда, у них есть несколько бывших шведских игроков, они лидеры команды.

- Какой была реакция ваших соперников по чемпионату Швеции, когда они впервые встречались с вашей командой?

- Думаю, прежде всего они не поверили своим глазам (смеется). Думаю, они не знали, как реагировать на это. Игры принимали более шутливый характер, никто не воспринимал это очень серьезно. Но мне кажется, что это здорово, когда зимними видами спорта начинают заниматься африканские страны, это идет только на пользу спорту. Участие Китая также большой плюс. Все мы хотим, чтобы хоккей с мячом стал частью олимпийской программы, поэтому очень важно, что на турнире выступают сборные Китая, Чехии (сборная Чехии - дебютант чемпионатов мира). Все больше стран присоединяются к нашему движению. Все это помогает вывести хоккей с мячом на более высокий уровень. Конечно, мне бы хотелось, чтобы бенди вошел в олимпийскую программу. Это фантастический спорт, я действительно надеюсь, что такие сильные сборные, как Россия, Швеция, Финляндия, Казахстан смогут получить возможность участвовать в Олимпиадах, потому что это действительно великолепные спортсмены.

- Правильно ли я понимаю, что в вашей команде нет профессиональных игроков?

- Да, большинство из них студенты, хотя часть уже работает. Один из парней, наш капитан, совмещает учебу с работой в одном из интеграционных проектов, другой работает медбратом в больнице. Думаю, всего наберется четыре-пять человек, кто уже работает, остальные все студенты.

- У вас достаточно молодая команда (согласно данным сайта Федерации хоккея с мячом России, только два игрока сборной Сомали старше 21 года). Почему вы выступаете на взрослом, а не на молодежном чемпионате мира?

- По правде говоря, я как-то даже не задумывался об этом. Наверное, мы могли бы выступать среди молодежи, но я не уверен, существуют ли турниры для команд такого уровня. Возможно, в будущем они появятся.

- В штабе сборной Сомали работает Александр Тарасенко (в 1980-х Тарасенко выступал за хабаровский СКА). Как он оказался в вашей команде?

- Когда мы только начинали заниматься этим проектом, про нашу команду сняли фильм (фильм Trevligt folk ("Хорошие люди") рассказывает о сборной Сомали за полгода до ее дебюта на чемпионате мира-2014 в Иркутске. Премьера фильма прошла на ежегодном кинофестивале в Гетеборге в январе 2015 года, а сборы превысили 10 миллионов шведских крон). Он посмотрел его. Этот фильм показывали в кинотеатрах, и в Швеции его посмотрели сотни тысяч зрителей. Проект начинался на базе школьной секции по хоккею с мячом, и Александр работал с этой школой.

- На пресс-конференции после первого матча на чемпионате мира в Ульяновске (сомалийцы проиграли сборной Чехии со счетом 0:17) вы отметили, что вашим игрокам не хватает опыта игры на большом льду. Это связано с тем, что они совмещают тренировки с учебой?

- Да, именно. Кроме того, у нас было не так много времени, чтобы обсуждать тактические построения, командную игру. Мы собираемся, общаемся в раздевалке, но на льду мы работаем над катанием, передачами, ударами, немного играем, после чего игроки отправляются по домам. После первого матча мы были немного расстроены тем, как мы реагировали на игру, поддерживали друг друга. После этой игры Тарасенко указал нам на некоторые моменты в плане организации игры, и мы стали думать, как психологически подготовиться к следующему матчу. Пока мы не так много внимания уделяем таким вещам. Думаю, всего у нас было порядка ста тренировок на большом льду за три года.

 - Также вы сказали, что хотели бы, чтобы когда-нибудь ваша команда смогла на равных играть с лидерами мирового хоккея с мячом - сборными России и Швеции. Когда, по-вашему, это может произойти?

- Ха-ха! Честно говоря, если реально смотреть на вещи, это никогда не случится. Но мы можем к этому стремиться, мы можем сделать так, чтобы младшие братья и сестры этих парней вставали на коньки с пяти-шести лет. Возможно, им удастся приблизиться к уровню сборной Швеции. Мы работаем со следующим поколением, они тренируются на крытой ледовой арене в Борленге, чтобы со временем им было проще переходить на большой лед.

- Для сборной Сомали это уже третий чемпионат мира в России. Не могли бы вы сравнить эти турниры?

- Когда мы впервые приехали на турнир в Иркутск, для всех это было неожиданностью, для людей это было небольшим шоком, да и мы сами не знали, чего ожидать. А на следующий год в Хабаровске у нас уже были свои болельщики. На первую игру пришло около 2,5 тысячи человек. Болельщики приносили флаги, рисовали их на лицах, скандировали название нашей команды. Думаю, им хотелось увидеть что-то новое, они не ожидали увидеть африканцев, занимающихся хоккеем с мячом, и это их привлекло.

 Полностью интервью читать здесь.